Психологические науки (а также многие прочие дисциплины) страдают от так называемого кризиса воспроизводимости. Проблема заключается в том, что многие полученные данные невозможно воспроизвести при повторном исследовании. Например, попытка воспроизвести психологические исследования показывает, что из 100 исследований только 36% показывают те же результаты (Open Science Collaboration, 2015). Нельзя доверять результатам, которые не были реплицированы, поскольку данные можно считать надёжными только в том случае, если при повторных исследованиях мы получаем те же результаты.

Процент достоверных результатов (тех, что показали те же результаты, что и предыдущие) варьируется внутри психологических наук, например, количество достоверных исследований для психогенетики гораздо выше, чем, например, для нейронаук. В своей статье профессор Роберт Пломин рассматривает 10 результатов исследований психогенетики, которые показывают стабильные данные при повторных исследованиях и поэтому могут считаться достоверными. Эти данные крайне важны и оказали огромное влияние на психологические науки.

В приведённых исследованиях идея наследуемости (англ.heritability) возникает  часто, поэтому необходимо обозначить верную трактовку данного термина.  Наследуемость относится к индивидуальным различиям среди конкретного населения в конкретный промежуток времени под влиянием конкретной комбинации генов и факторов окружающей среды. Данный термин не относится к генотипу конкретного человека  (не путать с английским термином heredity – наследственность), но скорее к вариации определённой черты в популяции. В случае, если черта наследуема на 80%, следует, что 80% различий в данной черте в населении  объясняется генетическими различиями, а оставшиеся 20% – различиями в окружающей среде.

Итак, список 10 надежных открытий, полученных психогенетическими методами:

ВСЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЧЕРТЫ В ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ МЕРЕ ОПОСРЕДОВАНЫ ГЕНЕТИЧЕСКИМ ВЛИЯНИЕМ

Невозможно найти определённую черту, которая бы не была опосредована генетическим влиянием. Практически всё в нашей жизни опосредовано генами в той или иной степени, и все психологические черты и индивидуальные различия уходят корнями в ДНК. Такие черты, как политические убеждения, религиозность, альтруизм и вкусовые предпочтения показывают значительное генетическое влияние, так же как, например, умственные способности и вес. Даже риск внезапной смерти является наследуемым, как и ВСЕ наши черты, включая тягу к риску и склонность к сердечному приступу, в той или иной степени обусловлены генами. Даже то, что, казалось бы, является влиянием окружающей среды, скажем, автомобильная авария, может быть вызвано влиянием генов. Например, через склонность к агрессивному вождению и/или недостаток внимания. «Почти», поскольку всегда есть непредсказуемые события в виде голода и наводнений, но подобные факторы вряд ли являются нормой для большинства из нас.

ЧЕРТЫ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ НА 100% НАСЛЕДУЕМЫМИ

Как уже было сказано, наша жизнь в значительной мере зависит от генов, но существуют ли полностью наследуемые черты? Можно ли винить родителей в отсутствии музыкального слуха? Нет, так как ни одна сложная черта не является на 100% наследуемой. Не стоит забывать, что окружающие факторы, различные ситуации, питание, друзья, работа, даже несчастные случаи и болезни тоже формируют нашу жизнь. Поэтому всегда присутствуют факторы окружающей среды, оказывающие влияние на каждую из наших черт. Показатели наследуемости являются стабильными и обычно находятся между 30% и 70%, но данный диапазон далёк от 100%. Даже рост с показателем наследуемости около 90% подвержен влиянию факторов окружающей среды. Поэтому влияние окружающей среды ВСЕГДА имеет  место быть.

НАСЛЕДУЕМОСТЬ ОПОСРЕДОВАНА БОЛЬШИМ КОЛИЧЕСТВОМ ГЕНОВ НЕБОЛЬШОГО ЭФФЕКТА

Два вышеуказанных факта по большей части основаны на семейных генетических исследованиях, в первую очередь, на методах исследования близнецов и приёмных семей. Являясь надёжными, данные методы не определяют конкретные гены, вовлечённые в наследование и степень их влияния (величину эффекта). Чтобы это выяснить, необходимо обратиться к исследованиям с участием животных, где генетические и средовые влияния можно более точно контролировать и замерять. Из таких (многих других) исследований известно, что практически каждая индивидуальная черта полигенна, т.е. существует множество генетических вариаций, относящихся к этой черте. Именно поэтому селективное разведение животных – довольно сложный процесс. Он занимает так много времени, поскольку требует несколько поколений, чтобы достигнуть желаемой характеристики (например, порода собак, подходящая для охоты); эффекты от многих генов накапливаются и  проявляются только через несколько поколений. То же самое происходит и с людьми; у нас нет исключительно категориальных черт, каждая из них является совокупным результатом огромного количества генетических влияний малого эффекта. Даже такие черты, как аутизм, который часто воспринимается категориально (либо есть, либо нет), обусловлен множеством генетических вариаций. Например, если у меня есть 1 (или 10) из этих генов малого эффекта, я не буду отличаться от среднего человека в популяции, но при наличии сотни таких  вариаций мне, скорее всего, поставят именно такой диагноз. На самом деле то, что принято считать аутизмом (цельным и неделимым психическим расстройством), является целым спектром разных аутистических расстройств, который диагностируется по наличию или отсутствию определенных симптомов.

КОРРЕЛЯЦИИ МЕЖДУ ПСИХОЛОГИЧЕСКИМИ ЧЕРТАМИ В ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ МЕРЕ ОПОСРЕДОВАНЫ ГЕНЕТИЧЕСКИМ ВЛИЯНИЕМ (звучит сложно, но не переключайтесь)

Большая часть психологических исследований концентрируется на связи между чертами (например, связаны ли хорошие показатели в математике с успехами в чтении?). Психогенетика исследует, почему данная связь существует (или отсутствует). Научные журналы сообщают об ассоциациях (корреляциях) между творчеством и психическим здоровьем, стрессовых реакциях и неврозом, эмпатией и моральным выбором и пр. Тем не менее генетические исследования проливают свет на тот факт, что многие связи между психологическими чертами опосредованы генами, а не только окружающей средой.

Очевидно, что интеллект, чтение, математика и языковые навыки каким-то образом связаны, на самом деле они коррелируют в значительной степени, но эти корреляции по большей части (более 53%) вызваны генетическими факторами,  и таким образом опосредованы генетикой. Интересно, что научные исследования также показывают, что тревожность и депрессия коррелируют исключительно благодаря общему генетическому влиянию. Это делает их одним и тем же расстройством с точки зрения генетики, которая проявляется по-разному в зависимости от средовых влияний. Более того, недавние молекулярно-генетические исследования показали, что существует общий генетический риск развития шизофрении, биполярного расстройства, расстройств аутистического спектра, умственной отсталости и СДВГ. Это свидетельствует о том, что их выделение как отдельных расстройств не совсем соответствует их генетическим основаниям.

ОЦЕНКА НАСЛЕДУЕМОСТИ ИНТЕЛЛЕКТА ВОЗРАСТАЕТ ПО МЕРЕ ВЗРОСЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Данный факт ограничивается определённой областью (общие когнитивные способности), являясь при этом одним из наиболее удивительных и парадоксальных открытий в психогенетике. Психологические исследования показывают, что наследуемость интеллекта возрастает в течение жизни. Было бы логично предположить, что чем больше мы получаем знаний в течение жизни,  тем ниже должно быть генетическое влияние на умственные способности, но это не так. Более тридцати лет исследований показали, что зависимость интеллекта от генетических факторов возрастает по мере взросления. Мы пока не знаем почему, но возможно это  возрастание можно объяснить тем, что по мере взросления проявляются дополнительные генетические влияния – процесс, называемый эволюционным новообразованием. Тем не менее следующий пункт может немного прояснить этот неожиданный феномен.

СТАБИЛЬНОСТЬ ЧЕРТ В ХОДЕ ВЗРОСЛЕНИЯ ОБУСЛОВЛЕНА ГЕНЕТИКОЙ

Лонгитюдные исследования систематически показывают, что корреляции черт (например, ассоциация между чтением и правописанием) по мере взросления по большей части обусловлены генетической стабильностью этих черт. Таким образом, генетические эффекты ответственны за стабильность ассоциации между этими чертами (т.к. одни и те же гены влияют на взаимодействие черт по мере взросления), в то время как изменения в чертах с течением времени в первую очередь связаны с факторами окружающей среды. Так, если ребёнок хорошо проходит тест IQ в раннем возрасте, скорее всего, его коэффициент интеллекта будет находиться в тех же пределах в процессе взросления, то есть если у него были высокий IQ в детстве, то он скорее всего будет высоким и во взрослом возрасте. Учитывая вышесказанное, этот пример может показаться нелогичным. Как может наследуемость умственных способностей повышаться в процессе развития при стабильности генетических эффектов? Как одни и те же гены могут в значительной мере влиять на интеллект в течение жизни и при этом отвечать за вариативность с течением времени? Данный феномен отчасти можно объяснить генетической «подстройкой» (amplification), процессом, при котором то, что заложено в нас при рождении, имеет все больший вклад в нашу жизнь, таким образом, повышая оценку наследуемости. Другими словами, в детстве мы все ограничены в жизненном выборе (практически все дети идут в детский сад, затем в школы, не участвуя в выборе того или иного места), поэтому то, какие мы есть, обусловлено больше окружающей средой. Ограниченность в выборе как бы не дает нам раскрыться. Но по мере взросления мы можем больше определять наше окружение и поэтому вклад генов в интеллект повышается, поскольку теперь мы выбираем то место, где мы сможем раскрыться, согласно своим наклонностям, навыкам и характеру. Генетическое влияние заставляет искать такие окружающие факторы, в которых они (и мы вследствие) смогли бы процветать. Наша окружающая среда всё больше соответствует нашим генетическим склонностям, и поэтому они проявляются с большей силой. Как результат, коэффициент наследуемости, отвечающий за умственные способности, повышается по мере взросления.

БОЛЬШИНСТВО ФАКТОРОВ «ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ» ОПОСРЕДОВАНО ГЕНЕТИЧЕСКИМ ВЛИЯНИЕМ

Многое было сказано о факторах, которые кажутся исключительно внешним воздействием: питание, поведение родителей, несчастные случаи и пр. Если они действительно являются факторами окружающей среды, то кажется, что они не должны иметь генетического влияния. Но как только речь заходит об исследованиях, подкреплённых генетическими данными, эти факторы оказываются под влиянием генетики. Значительное генетическое влияние найдено для типа воспитания, социального поведения, агрессивного поведения и многих других факторов. Но почему?

Смысл в том, что подобные критерии не оценивают окружающие факторы независимо от человека. Как уже было замечено, люди выбирают, изменяют и создают окружающую среду, полагаясь на свои генетические склонности. Например, исследования показали значительное генетическое влияние на то, как родители воспитывают ребенка, как со стороны самого ребёнка, так и родителя. Также возникают определённые исключения. Неудивительно, что, когда жизненные события разделяются на неконтролируемые (например, смерть одного из супругов) и контролируемые (например, финансовые проблемы), в первом случае нет генетического влияния.

БОЛЬШИНСТВО АССОЦИАЦИЙ МЕЖДУ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДОЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИМИ ЧЕРТАМИ В ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ МЕРЕ ОПОСРЕДОВАНО ГЕНЕТИКОЙ

Если генетические факторы оказывают влияние на факторы окружающей среды и на поведение, разумно задаться вопросом, до какой степени отношение между этими факторами опосредовано генетикой. Например, помимо предположения, что ассоциация между воспитанием и поведением детей является результатом воспитания, необходимо брать в расчёт вероятность того, что данная связь отчасти обусловлена и генетическими факторами, которые влияют одновременно на поведение родителей и ребёнка. Например, две трети взаимосвязей между плохим отношением матери к ребенку и асоциальным поведением ребёнка в подростковом возрасте зависит от генетических факторов. Возможным механизмом, лежащим в основе асоциального поведения ребёнка, является не только негативное отношение матери как фактора окружающей среды (очевидно опосредованного генетикой), но также генетическая подверженность ребёнка негативному воздействию, получаемого от матери через получение ее генов. Также возможна ситуация, когда асоциальное поведение ребёнка (обусловленноу генетикой) вызвало негативную реакцию матери, которой она генетически подвержена.

БОЛЬШИНСТВО ФАКТОРОВ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ РАЗНЯТСЯ ДЛЯ ДЕТЕЙ, ВОСПИТЫВАЕМЫХ В ОДНОЙ СЕМЬЕ

Разумно предположить, что воспитание в одной семье делает братьев и сестёр психологически схожими, о чём предполагали все теоретики развития, начиная с Фрейда. Тем не менее для большинства черт характера и расстройств генетика отвечает за схожесть между братьями и сёстрами, при этом влияние окружающей среды отвечает за индивидуальные различия. Хотя факторы окружающей среды оказывают значительное влияние на развитие детей (см. пункт №2), они не способствуют схожести братьев и сестёр в одной семье. Как уже было упомянуто выше, люди имеют склонность искать и создавать условия окружающей среды, которые бы наилучшим образом им подходили, и у людей есть личное отношение к окружающему миру (среде). Например, ребёнок может испытывать крайне депрессивные чувства в связи с разводом родителей, в то время как его брат или сестра испытывает облегчение, вызванное разрядкой обстановки дома после развода. Несмотря на то, что дети, воспитываемые в одной семье, подвержены влиянию одних и тех же факторов окружающей среды, тысячи различных вариантов реакции на эту среду означает, что окружающая среда в большей степени оказывает влияние на различия, нежели чем на сходства.

НЕНОРМАЛЬНОЕ – НОРМАЛЬНО

Последнее и, возможно, наиболее важное открытие – ненормальное – нормально. Как уже было указано в примере про аутизм (пункт №3), мы склонны полагать, что подобные расстройства категориальны: вы либо имеете их, либо нет. Тем не менее, за исключением некоторых редких генетических расстройств, таких как, болезнь Феллинга и хорея Хантингтона, это не так. Например, все получают разные оценки в школе, и круглые отличники могут иметь те же варианты генов, что и двоечники. Живя в обществе, мы выработали критерий, благодаря которому возможно «диагностировать» затруднения в обучении, но это не делает кого-либо частью специальной или отдельной группы, скорее, они просто находятся на полюсе нормального разнообразия, наблюдаемого среди людей (в то время как гении находятся на другом полюсе). Когда мы говорим о любой человеческой черте, не существует таких понятий, как «они и мы», все мы находимся между этими двумя полюсами, говорим мы об интеллекте, психопатологии, аутизме, росте, весе и так далее, и то, где мы будем, зависит от огромного числа факторов.

Подводя итог, мы можем сказать, что исследования в области психогенетики последовательно доказывают, что гены оказывают влияние на то, кем мы являемся, давая информацию о наших склонностях и способностях. Всё, что делает нас личностями, было сформировано окружающим нас миром, влияние которого, в свою очередь, было опосредовано генами. Не определяя, кем мы являемся и кем становимся, генетическое влияние взаимодействует с окружающей средой, и чем больше у человека появляется возможностей выбирать подходящую для себя среду, тем больше влияния оказывается на его рост и развитие. Психогенетические исследования так же показывают, что убеждение «они и мы» не имеет биологической основы. Что на самом деле является хорошей новостью: этому следует уделять больше внимания, если мы хотим настоящих перемен в том, как мы живём и развиваемся.

Авторы: Максим Лиханов и Роберт Чапман

Перевела Мария Протасенко